Негритянка крутила обруч и пела на юбилее королевы


Как раз в это время Мелькиадес удивительно быстро одряхлел. Аурелиано, мучимый стыдливостью, скинул с себя одежду, ему не давала покоя мысль, что нагота его не выдерживает сравнения с наготой брата. Ребека, вопреки всем ожиданиям, превзошла Амаранту красотой.

Негритянка крутила обруч и пела на юбилее королевы

У него была квадратная голова, лохматая шевелюра и своевольный характер отца. И лишь бойцовых петухов не держали в этом доме, да и не только в этом, а и во всей деревне. Аурелиано потратил деньги на соляную кислоту, приготовил царскую водку и позолотил ключи.

Негритянка крутила обруч и пела на юбилее королевы

Пока он заколачивал ящики и, макая кисточку в чернила, писал на них свои инициалы, она не сделала ему ни одного упрёка, хотя поняла уже из его невнятного бормотания , что он знает: В соседней с гостиной зале Пьетро Креспи стал давать им уроки танцев.

Однажды, когда тот подробно описывал ему механизм любви, он остановил его вопросом:

Хосе Аркадио Буэндиа не поверил, что его жена может быть такой непреклонной. Она приготовила отталкивающего вида пойло из растёртого в порошок мексиканского чая. В глубине виднелась дверь в другую комнату, куда то и дело по очереди скрывались мужчины, у двери сидела толстая матрона, та, которую принесли в качалке, и молча обмахивалась веером.

Благодаря её хитроумной выдумке бессонные жители Макондо очутились в мире, созданном из неопределённых и противоречивых предположений карт, в этом мире с трудом вспоминали вашего отца как темноволосого мужчину, прибывшего в начале апреля, а мать — как смуглую женщину с золотым кольцом на левой руке, дата же вашего рождения представала перед вами как последний вторник, в который на лавре пел жаворонок.

Отец даже не обратил на него внимания. Пока перерезали пуповину, он вертел головой из стороны в сторону, как бы изучая предметы в комнате, и разглядывал лица окружающих с любопытством и безо всякого страха. Франсиско Человек, прозванный так за то, что он победил дьявола в состязании по складыванию песен, и чьё настоящее имя никому не было известно, исчез из Макондо во время эпидемии бессонницы и вот теперь нежданно-негаданно вновь объявился в заведении Катарино.

Долго её не могли заставить есть.

Эти монеты пришлось достать из сундука со старинными золотыми, которые её отец скопил за всю свою жизнь, отказывая себе в самом необходимом, а она хранила под кроватью в ожидании, пока не подвернётся дело, стоящее того, чтобы вложить в него деньги. Ужас превратился в панику, когда Мелькиадес вынул изо рта зубы, все до единого целые и здоровые, и, вновь превратившись на короткий миг в того дряхлого старика, каким его знали прежде, показал их публике, потом опять вставил и улыбнулся — снова в полном цвету своей возрождённой молодости.

Аурелиано записал слово на бумажке и приклеил её к основанию инструмента.

Цыган обволок его удивлённым взглядом и тут же превратился в зловонную, дымящуюся лужицу смолы, над которой ещё звучал его ответ: Он расценил как издевательскую шутку со стороны своей хитрой на выдумки судьбы то, что не нашёл моря, когда искал его, претерпевая бесчисленные лишения и муки, и обнаружил теперь, когда и не думал искать: Аурелиано он взял с собой.

Когда Хосе Аркадио Буэндиа понял, что зараза охватила весь город, он собрал глав семейств, чтобы поделиться с ними своими знаниями об этой болезни и придумать, как помешать распространению эпидемии на соседние города и деревни.

Нескончаемые месяцы дождливого сезона Хосе Аркадио Буэндиа просидел, запершись в маленькой комнате в глубине дома, где никто не мог помешать его опытам. До Аурелиано здесь побывало шестьдесят три мужчины. Что касается Урсулы, то у неё, напротив, посещение цыгана оставило самое неприятное впечатление, потому что она вошла в комнату как раз в тот момент, когда Мелькиадес нечаянно разбил пузырек с хлорной ртутью.

В течение следующих десяти дней они совсем не видели солнечного света. Средство, которое в течение нескольких месяцев помогало всем бороться с провалами в памяти, изобрёл Аурелиано. Оба имени и подпись в конце письма были написаны вполне разборчиво, тем не менее ни Хосе Аркадио Буэндиа, ни Урсула не могли припомнить таких родственников, а равно и знакомого, который носил бы фамилию отправителя и проживал в далёком селении Манауре.

В эту минуту двое цыган сунули человека-змею в клетку и отнесли в шатёр. Старшему, Хосе Аркадио, минуло четырнадцать лет.

Аурелиано был так сосредоточен на своих занятиях ювелирным делом, что почти не выходил из лаборатории, разве только поесть. Хосе Аркадио Буэндиа не поверил, что его жена может быть такой непреклонной. Он действительно побывал на том свете, но не мог вынести одиночества и возвратился назад. В коротком промежутке между ласками голый Хосе Аркадио беспомощно вытянулся на постели, не зная, что же ему делать, а девушка снова и снова пыталась вдохновить его.

Он расценил как издевательскую шутку со стороны своей хитрой на выдумки судьбы то, что не нашёл моря, когда искал его, претерпевая бесчисленные лишения и муки, и обнаружил теперь, когда и не думал искать: Женщина ничем его не поощрила.

Как раз в это время Мелькиадес удивительно быстро одряхлел. Землю во дворе поливали коровьей желчью, а стены дома натирали жгучим индийским перцем, рассчитывая этим путём излечить девочку от порочной наклонности, но она проявляла столько хитрости и изобретательности, добывая себе пищу, что Урсула была вынуждена прибегнуть к самым сильнодействующим средствам.

Даже сам Хосе Аркадио Буэндиа усомнился, не преступили ли познания Мелькиадеса границы дозволенного человеку, но когда цыган наедине объяснил ему устройство своих фальшивых зубов, у него отлегло от сердца и он разразился весёлым смехом. Прежде чем уйти из деревни, Хосе Аркадио Буэндиа зарыл во дворе копьё и одного за другим обезглавил всех своих великолепных бойцовых петухов, надеясь этой жертвой принести некоторое успокоение Пруденсио Агиляру.

Чужая страсть пробудила наконец желание в Хосе Аркадио. Женщина залилась неудержимым смехом, он звенел по всему дому, словно хрустальный колокольчик. Это были Ребека и Амаранта.

Вот так и вышло, что Аркадио и Амаранта стали говорить на языке гуахиро раньше, чем по-испански, и научились есть суп из ящериц и паучьи яйца, но Урсула этого даже не заметила, потому что была всецело поглощена сулившим немалые прибыли производством зверушек и птиц из леденца.

И вот он снабдил лопатами, мотыгами и охотничьим оружием тех мужчин, которые вместе с ним основали Макондо, бросил в котомку свои навигационные приборы и карты и отправился в рискованный поход. Хосе Аркадио Буэндиа и не подумал утешать жену, он с головой погрузился в свои опыты и проводил их с самоотречением настоящего учёного и даже с риском для жизни.



Азиатка кончает белым
Выберите и заштрихуйте красным карандашом верное утверждение человек в малой группе
Большие сиськи на веб камере
Фильм про минет бесплатно
Они спят аих ебут
Читать далее...

<