Категории



Уткур трахает


Агриппина поначалу отказывалась, глядя на нервничающего Толяна, набычившегося Серегу и Саньку, на лице которого выступили багровые пятна. А через полминуты Агриппиша налетела на него как вихрь, подхватила его голову на колени и запричитала: Вышибала свалился на спину.

Уткур трахает

Поди, говорю. И пока он так думал, его руки двигались в заданных направлениях. Андреевы дружки загоготали:

Уткур трахает

Пассажиры стояли плотно, ни йоты пространства не уступая друг другу. И Агриппиша выходила и вынянчила. Но опомнился его товарищ.

У меня смена в восемь кончается, давай угощу, шампанское попьем вон в этом кафе. Ну, ты даешь, девушка! Но кто-то поддерживал его под волосатый локоть, некий голос нашептывал ему об упоительных таинствах, о сладостях и прелестях случайных романов и о прочих поднебесных искушениях.

А может лигарх? И от лица подпольного трамвайного депо объяви ей благодарность с занесением. Тогда Фиодора кидалась к ней с воплем: Таких сотрудниц, как ты, знаешь у них сколько? Чей муж?.. Ты ж, почитай, сумасшедшая, я извиняюсь, — святая, блаженная, то есть.

Никакого левого мошенничества я не допущу. Теперь контролерша стояла, обняв старую акацию; руки ее были связаны с обратной стороны дерева ивановым сыромятным ремешком. Поднявшийся с земли хазарин просиял и приосанился.

Пойдете свидетелями. Настоящим делом только я да Толян Ты тока представь: Я уже ищу. Это из другого укрытия подоспел Толян

Во народ! А долг советской милиции Я прям вся щас уписаюся

Его ученики-новобранцы — будущие каратисты — слушали и удивлялись. Интеллигент, вша сирийская! Толстая, как афишная тумба, контролерша совершала чудеса эквилибристики.

Никак оклемалась? Ну, а чего стеречь? Никак нельзя сравнить

Очередь дойдет — скажешь. Ты жа не знаешь как я расстроилася. Так тут жа у меня трое арестантов На улице, в двух кварталах от ресторана, подошли к ним парни и среди них качок Андрей. И слышны были выстукиваемые койкой сложные ритмы любви А-ах, — вздохнул он, — все приходится делать самому.

Ходи сюды!

А ну — в харю неслухам! Что ты, что ты, Агриппина Федоровна! С этими словами Уткур взвился в воздух, ударил напряженной ступней в ствол сухостойной акации и снес изрядный кусок коры вместе со щепой десятисантиметровой толщины. За ним, ревя в экстазе, неслись любители острых ощущений, а во главе толпы бежал директор Летнего сада с револьвером в руках.

Ветеран быстро-быстро затараторил:

Что ты! Приходите оба. Надо малость сбросить. Но принимала она любую монету — и шекель, и полшекеля, и четверть

Время шло, и вскоре уже весь Израиль Агриппина воспринимала как большой светлый салон автобуса, и всех этих снующих туда-сюда людей — не более, чем как пассажиров. Ты, Андрюха, если не против, я на этот раз первый побалуюсь. А ну, плати штраф. Оно мне надо! Ты, Толяша танцевать-то и не умеешь С этими словами она спокойно вынула пистолет из рук обалдевшего грабителя и тоже сунула его за пояс.



Из за чего у хомяка под шеей появилась дырка
Вдео пизда мокра маструдаця
Сладкое куни женщинам
Худышка сосет
Гагарин негр
Читать далее...